Аналитика, выступления, интервью

16.05.2016

Голландцы построят в России дороги из мусора

Голландский бизнес "на низком старте" в ожидании отмены взаимных санкций, но власти страны выступают за заморозку торгово-экономического сотрудничества на уровне правительств. Об этом "РГ" рассказал торговый представитель РФ в Нидерландах Александр Черевко.

После перерыва возобновилось сотрудничество со многими странами ЕС на межправительственном уровне. С Нидерландами это возможно?

Александр Черевко: Думаю, что Нидерланды будут одной из последних стран, которая нормализует отношения на межправительственном уровне. Безусловно, председательство Нидерландов в Совете Европы обязывает их проводить политику европейской солидарности и поддерживать курс Брюсселя на продолжение противостояния с Россией.

И никакой разморозки в официальных контактах пока нет?

Александр Черевко: Поскольку правительство Нидерландов заинтересовано в поддержке своего бизнеса, потепление есть, но оно касается прежде всего межрегионального сотрудничества. Представители МИД Нидерландов говорят нам, что они сами не будут организовывать бизнес-миссии голландских предприятий в Россию, но и препятствовать этому тоже не будут.

В 2015 году мы провели 35 бизнес-миссий российских и голландских компаний, в этом году к середине апреля уже 14. И очень многие закончились реальными контрактами или соглашениями. Например, производитель дноуглубительных судов IHC Merwede создает предприятие в ОЭЗ "Лотос" в Астрахани для выполнения заказов от компаний, работающих на шельфе Каспия, не только российских, но и Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана. И если этот проект будет удачным, то и другие голландские судостроительные компании туда пойдут.

Голландский бизнес в целом как настроен?

Александр Черевко: Он с нетерпением ждет, когда закончится санкционное противостояние. Голландцы - торговая нация, они очень заинтересованы в возвращении на емкий российский рынок, видят его мощь и перспективу. Можно не любить Россию, но нельзя не понимать, что разрыв отношений с ней очень вредит интересам голландского бизнеса.

Все еще невозможно в Нидерландах привлечь кредит на Россию, застраховать его?

Александр Черевко: Сейчас это полностью заблокировано. Голландская система страхования экспортных кредитов с момента введения санкций ЕС не поддержала ни одного проекта в России, санкционная политика проводится правительством Нидерландов достаточно жестко.

Соответственно, новых капиталоемких проектов пока нет?

Александр Черевко: Многие голландские компании находятся "на низком старте". Например, концерн DSM сейчас активно обсуждает специнвестконтракт по производству витаминных комплексов в Набережных Челнах. Компания Shell прорабатывает возможность строительства нового завода по сжижению газа в районе порта Усть-Луга. На этот порт голландцы смотрят очень внимательно. По их оценкам, он имеет шанс войти в 2016 году в пятерку крупнейших портов Европы. В сотрудничестве с ним заинтересованы порты Роттердама и Амстердама. Если в Усть-Луге будет открыта ОЭЗ (заявку на ее создание рассматривает минэкономразвития. - Прим. ред.), многие голландские компании там захотят работать.

Чем еще голландцы интересуются сейчас в России?

Александр Черевко: Они стремятся продвигать на российский рынок, прежде всего, свои знания, технологии, менеджмент, многие голландские компании активно участвуют в реализации российской программы импортозамещения в сельском хозяйстве. Например, ведущий голландский поставщик доильных и кормовых роботов Lely Industries недавно подписал контракт по проекту молочного животноводства в Удмуртии, аналогичные проекты планируются в Нижегородской и Вологодской областях, голландцы планируют построить тепличные комплексы в Коми, Ленинградской области, других регионах. Это направление будет только нарастать, потому что нашим регионам и компаниям нужны передовые аграрные технологии, и они могут получить под это деньги через Внешэкономбанк и институты развития.

Голландцы известны своими технологиями по переработке мусора. Здесь есть контакты?

Александр Черевко: Они активно пытаются участвовать в программе утилизации мусорных полигонов, поставляя свои технологии. Голландцы рассматривают отходы не как проблему, а как сырье для производства новых продуктов, в том числе для дорожного строительства. Сейчас одна из голландских компаний планирует построить в Мордовии экспериментальный участок дороги за свой счет, чтобы продемонстрировать технологию и дальше ее широко использовать в России.

Какие возможности на голландском рынке возникают сейчас у наших экспортеров?

Александр Черевко: Увеличилась поставка металлических корпусов судов в Нидерланды, потому что по соотношению цена-качество наши корпуса из-за падения курса рубля стали более выгодными, чем китайские. Перспективным направлением являются поставки древесных пеллет (биотопливо из древесных отходов. - Прим. ред.). Правительство Нидерландов приняло решение об увеличении доли зеленой энергетики в энергобалансе страны с 4 до 14 процентов к 2020 году. Большая ставка делается на использование пеллет ассоциациями домохозяйств и перевод на биотопливо угольных станций. Порт Роттердама планирует создать хаб по поставке пеллет и биомассы во все страны Западной Европы.

Уже есть договоренности с нашими компаниями?

Александр Черевко: Мы организовали несколько бизнес-миссий наших производителей пеллет, но проблема в том, что у нас общее производство пеллет незначительно по сравнению с Европейской и Североамериканской ассоциациями поставщиков пеллет. Кроме того, наши производители не объединены в свою ассоциацию, которая могла бы представлять их интересы на внешних рынках, отвечать за качество, объемы и бесперебойность поставок. Порт Роттердама готов предоставить склады, заключить контракты, потому что заинтересован в диверсификации рынка биомассы. Но пока у него нет партнера, объединяющего российские предприятия по производству пеллет и биомассы.

Кстати, этим проектом заинтересовался порт Усть-Луга, поэтому если удастся создать ассоциацию российских поставщиков пеллет, то велик шанс, что мы займем долю на этом рынке. А это 50 миллионов тонн в год к 2020 году, включая Нидерланды, Францию, Германию, Бельгию, потому что Роттердам является крупнейшим портом Европы.

Каков прогноз по товарообороту с Нидерландами на этот год?

Александр Черевко: Если санкции все-таки будут отменены и возобновится положительная динамика цен на нефть и металлы, а это основные товары нашего экспорта в Нидерланды, то товарооборот будет расти на 6-7 процентов в год и достигнет 60 миллиардов долларов в 2018 году.

В прошлом году Россельхознадзор предъявлял претензии к цветам из Голландии. В результате поставки сократились?

Александр Черевко: Минимум процентов на 30, но прежде всего не из-за ограничений, а из-за снижения курса рубля и падения платежеспособного спроса в России. С четвертого места в списке основных потребителей голландских цветов Россия перешла в конец первой десятки. Мы видим свою задачу в содействии голландским цветоводам в локализации производства у нас. Одна из голландских компаний совместно с российским партнером уже строит в Мордовии первый в России тепличный комплекс по выращиванию хризантем, а также участвует в реконструкции комплекса по выращиванию роз. После завершения этого проекта они будут держать четверть объема производства роз в России.

Претензии к безопасности голландских цветов остаются?

Александр Черевко: Голландские цветы - это понятие условное, это могут быть цветы не только выращенные в Нидерландах, но и привезенные из Кении, Колумбии, Эквадора. Нидерланды обеспечивают логистику и финансирование поставок этих цветов через цветочную биржу, они сортируются в Голландии и уже оттуда поставляются в разные страны. Отдельные поставки идут "в серую" через Прибалтику, и именно в этих партиях и выявлялся калифорнийский трипс, на который обращал внимание Россельхознадзор. Сами голландские цветоводы очень жестко соблюдают фитосанитарные нормы. Есть еще одна проблема в этой сфере - не все цветоводческие предприятия в России платят роялти голландским селекционерам за те сорта, которые были ими выведены и выращиваются у нас.

Насколько это серьезно?

Александр Черевко: Речь идет об убытках, по крайней мере, на миллионы долларов в год. Для российского рынка это тоже плохо, так как искажает конкурентную среду. Кроме того, если голландцам не удастся привлечь к ответственности компании, нарушающие их права на интеллектуальную собственность, они могут подать иск к России в орган по разрешению споров ВТО. Эту проблему голландские цветоводы собираются обсудить в сентябре на цветоводческой выставке в Москве.

Голландцы смогли компенсировать потери от введения эмбарго на поставки продуктов в Россию?

Александр Черевко: Отчасти да. По прогнозам голландских экспертов, эти потери в 2015 году могли составить 600 миллионов евро, но их удалось снизить до 250-300 миллионов, благодаря экстренным мерам - часть излишков сельхозпродукции была реализована на рынках третьих стран по сниженным ценам, часть пошла на производство кормов, удобрений, биомассы.

Наиболее ощутимо эмбарго сказалось на малых предприятиях и семейных фермах, они банкротятся и их приобретают аграрные холдинги.

Источник: http://rg.ru/2016/05/16/gollandskaia-kompaniia-postroit-v-mordovii-dorogu-iz-musora.html

Возврат к списку